подписка на электронный дайджест
         
Контакты +7 (812) 336-95-69
  • Сегодня, 29 ноября

  • Ближайшие мероприятия

    Показать все ближайшие мероприятия
  • Методы повышения эффективности централизованных систем теплоснабжения

    Автор:

    И. В. Кузник, генеральный директор ГК SAYANY

    Потребление энергетических ресурсов в РФ в разы превышает потребление в развитых странах при решении аналогичных задач. Мириться с такой ситуацией значит сознательно планировать отставание страны в условиях глобальной конкуренции. Понимание этого нарастает в сознании специалистов, простых граждан и государственных менеджеров, но только понимание задачи эффективного использования энергии не является достаточным основанием для появления положительной динамики в ее решении. Нужно четкое представление — что делать, как делать и что еще важнее — для чего делать.

    Рассматривая задачу повышения эффективности централизованных систем теплоснабжения, в первую очередь необходимо ответить на вопрос: что такое эффективность, как и чем ее следует измерять?

    В 2011 году группой ученых была выполнена работа, целью которой являлось определение стоимости владения (инвестиции и содержание) системы централизованного теплоснабжения города от газовой теплоэлектростанции  с населением 100 000 чел. для трех различных технологических сценариев, результаты расчетов приведены в таблице 1:

    Таблица 1

    Параметр Ед. изм. Значение
    сценарий 1 сценарий 2 сценарий 3
    Температурный график (режим)наличие ЦТП/ИТПтип регулирования 150/70ЦТПкачеств. 150/70ИТП колич/кач. 150/40ИТП колич/кач.
    1.1 Затраты (инвестиции) на строительство системы тыс. руб. 7 759 600 7 265 225 7 041 587
    1.2 Затраты на содержание системы, 20 лет тыс. руб. 8 023 000 6 482 080 6 482 080
    1.3 Затраты на топливо (газ), 20 лет тыс. руб. 9 843 000 9 673 200 9 576 900
    1.3 Доход от реализации эл. энергии, 20 лет тыс. руб. 6 812 980 7 960 368 7 932 192
    1.4 Доход от реализации тепловой энергии, 20 лет тыс. руб. 17 980 677 17 980 677 17 980 677
    1.5 Эффект (превышение доходов над расходами) тыс. руб. — 831 943 2 520 540 2 812 302
    Эффективность инвестиций — 11% 34% 40%

    Выполненная работа наглядно показывает, что система, построенная по сценарию 1, требует самых больших инвестиций и затрат на содержание. Более всего участников рабочей группы поразил вывод (открытие), что инвестиции необходимые для строительства системы по сценарию 3, на 10% меньше, чем по сценарию 1.

    Под сценарием 1 скрывалась система, аналогичная г. Москве, и в приведенных условиях под сценарием 2 — Рига, сценарием 3 — Копенгаген.

    Еще один наглядный пример: в г. Москве температурный график на вводе в дом (в котором я живу) ~ 90/70 °C, следовательно, тепловая энергия, потребленная за расчетный период, составит:

    Q = (20t)*M,                                                    (1)

    где М — масса теплоносителя, t — разность температур.

    А в г. Копенгагене температурный график/режим ~ 120/40 °C, следовательно, то же самое количество тепловой энергии Q составит:

    Q = (80t)*0,25M.                                             (2)

    Из формулы наглядно видно, что для транспортирования одинакового количества тепловой энергии в г. Копенгагене используется в 4 раза меньше теплоносителя по сравнению с г. Москвой.

    Продолжаем… теплоноситель сам по трубопроводам не течет, его двигают насосы, которые потребляют электрическую энергию. Формула потребления электрической энергии насосами:

    N = V *M3,                                                        (3)

    где V — гидравлическое сопротивление системы.

    Из формулы (при условии равенства сопротивлений) следует, что в г. Москве для переноса того же количества тепловой энергии используется в 64 раза больше электрической энергии, чем в Копенгагене.

    Так как сопротивление системы мы приняли одинаковым, то, учитывая, что в Копенгагене в четыре раза меньший расход теплоносителя, трубопроводы получаются в два раза меньшего диаметра:

    D = √M,                                                           (4)

    где D — диаметр трубопровода.

    Во-первых, трубы меньшего диаметра дешевле, а соответственно дешевле и задвижки, и фильтры, и теплосчетчики, и пр. оборудование (что наглядно доказано в табл. 1), а во-вторых, это приводит к снижению потерь тепловой энергии опять же в два раза:

    q = S*K*δt,                                                      (5)

    где q — потери тепловой энергии, S — площадь трубопровода, которая пропорциональна диаметру, K — коэффициент теплопередачи (теплоноситель-воздух), δt — разность температур (теплоноситель-воздух).

    Универсальным мерилом эффективности у экономистов является рубль (денежный эквивалент), но когда мы оцениваем эффективность монополиста, цена на товар которого назначается, использовать рубль как мерило эффективности некорректно. Нужны иные показатели эффективности, не зависящие от назначенной цены на товар. В централизованном теплоснабжении такими показателями эффективности (назовем их далее натуральными), по моему убеждению, являются:

    • Гкал/т — количество энергии, перенесенное одной тонной теплоносителя (показатель эффективности переноса тепловой энергии теплоносителем);
    • м/с — скорость движения теплоносителя в трубопроводе (показатель эффективности загрузки трубопровода);
    • Вт/м2*ºС — приведенные потери тепловой энергии при транспортировании (показатель эффективности теплоизоляции трубопроводов).

    Я утверждаю: достаточно знать три этих натуральных показателя энергоэффективности, чтобы сравнить конкретную систему теплоснабжения с системами других городов, а также во временном горизонте, и на основе этого сравнения делать вывод о направлении вектора изменений системы, в разрезе энергоэффективности. Обращаю внимание, что для получения первого показателя достаточно иметь данные с теплосчетчика, установленного на выходе источника, за рассматриваемый период. Как вычислять другие показатели, подробнее изложено в моей книге «Централизованное теплоснабжение. Проектируем эффективность».

    Какие следует сделать выводы из выше приведенного. Технология транспортирования тепловой энергии имеет свои особенности. Так, при более сильном охлаждении теплоносителя в обратном трубопроводе (увеличении разности температур) уменьшаются транспортные потери и снижается потребление электрической энергии на работу циркуляционных насосов. Отсюда можно сформулировать Первый закон энергоэффективности централизованного теплоснабжения: чем больше разность температур теплоносителя в подающим и обратном трубопроводах — тем выше энергоэффективность централизованной системы теплоснабжения.

    Проблема неиспользования такого инструмента (увеличение разности температур) повышения эффективности кроется в том, что сильнее охладить теплоноситель может потребитель, а экономический эффект получает поставщик. Для понимания этого рассмотрим еще один наглядный пример в таблице 2 (температура на улице = – 20 °C).

    Таблица 2

    Ресурс 90/70 90/50 Эффект
    Потери тепловой энергии 200*π*D*L*K 180 *π*D*L*K 10%
    Затраты электрической энергии на работу сетевых насосов М3*V (0,5*М)3*4VЗа счет увеличения гидравлического сопротивления системы 50%
    М3*V (0,5*М)3*VЗа счет уменьшения перепада давлений 87,5%

    Потребитель может снизить температуру в обратном трубопроводе с 70 до 50 градусов путем увеличения поверхности (площади) отопительных приборов, но возникший эффект в виде снижения тепловых потерь (10%) и экономии электроэнергии на работу сетевых насосов (от 50 до 87,5%) полностью достанется поставщику ТЭ.

    Кроме натуральных показателей энергоэффективности систем теплоснабжения интересны следующие экономические показатели поставщика тепловой энергии:

    • Цена Гкал / Цена Гкал средневзвешенная по стране;
    • Стоимость первичного источника энергии (газ/уголь) / Валовая выручка;
    • ФОТ / Валовая выручка;
    • Средняя зарплата / Средняя зарплата в регионе;
    • Ремонты / Валовая выручка;
    • Инвестиции / Валовая выручка;
    • Прибыль / Валовая выручка;
    • Налоги / Валовая выручка.

    Эти показатели важны для анализа обоснованности затрат при формировании/утверждении цены на тепловую энергию.

    Вернемся к задаче получения максимальной разности температур теплоносителя в соответствии с предложенным законом энергоэффективности. Каким образом простимулировать потребителя к максимальному охлаждению температуры теплоносителя в обратном трубопроводе?

    Существует эффективный механизм, используемый за рубежом в виде четырехступенчатых тарифов, позволяющий сформировать консенсус интересов сторон и стимулирующий эффективное потребление ресурсов:

    1 ступень — 30% бюджета поставщика формируется за счет фиксированной оплаты (плата абонентская или за мощность), рубль/м2 площади отапливаемого помещения. Эта часть оплаты позволяет учесть интересы поставщиков тепловой энергии и снизить их сопротивляемость желаниям потребителя экономить ресурс;

    2 ступень — 40% бюджета поставщика формируется  за счет переменной оплаты, рубль/Гкал на основе показаний теплосчетчиков. Эта часть оплаты позволяет учесть интересы потребителей, желающих экономить тепловую энергию;

    3 ступень — 30% бюджета поставщика формируется  за счет переменной оплаты, рубль/м3 расхода теплоносителя. Эта, пожалуй, самая важная ступень тарифа позволит учесть интересы потребителей желающим экономить (простимулирует желание потребителей модернизировать существующее у них инженерное оборудование) за счет снижения расхода теплоносителя (путем большего охлаждения теплоносителя) и совместит с интересами поставщиков, у которых соответственно снизятся транспортные потери тепловой энергии и снизится потребление электроэнергии сетевыми насосами. Снижение расходов теплоносителя позволит снизить перепад давлений в сетях и как следствие — приведет к увеличению срока эксплуатации трубопроводов и к лучшему теплоснабжению концевых потребителей. Но самое главное — применение такой ступени тарифа позволит экономически обосновать модернизацию системы теплопотребления у потребителя (установку индивидуальных тепловых пунктов, поквартирного регулирования, автоматики и т. д.). Ведь нельзя же создать бизнес-план, в котором источником возврата инвестиций будет являться отсутствие штрафов за нарушение режимов теплопотребления, а именно c помощью системы штрафов сегодня пытаются заставить потребителя соблюдать температуру теплоносителя в обратном трубопроводе. Другое дело, когда в результате технологического перевооружения здание станет отапливаться по новому температурному графику 90/50 °C против прежнего 90/70 °C (см. таблицу 2). Расходуя теплоноситель в 2 раза меньше, при том же потреблении тепловой энергии потребитель получит экономический эффект с учетом предлагаемой системы тарифов в размере 15% (30%/2). А со стороны поставщика такая экономия потребителем может только приветствоваться, так как она приведет к соответствующей экономии у поставщика.

    4 ступень  —  ± К*Q*(dTср – dTп),

    где Q — количество тепловой энергии, потребленной за рассматриваемый период;

    dTср — среднее значение разности температур у потребителя в рассматриваемый период;

    dTп — среднее значение разности температур по всем потребителям данной сети в рассматриваемый период;

    К — коэффициент (тариф) в рублях.

    Это дополнительная мотивирующая ступень, которая уменьшает или увеличивает величину платы потребителей за эффективное (неэффективное) охлаждение теплоносителя. Она позволит простимулировать интересы потребителей, желающих экономить (подстегнет желание потребителей модернизировать существующее у них инженерное оборудование), и одновременно наказать рублем потребителей, не проводящих мероприятий по более эффективному охлаждению теплоносителя. Важно, что эта ступень никак не скажется на объемах финансовых поступлений поставщику тепловой энергии, в среднем выручка поставщика не изменится, одни потребители будут получать экономический эффект за счет других. Размер (тариф) оплаты по данному платежу должен составлять от 2 до 3% величины тарифа за тепловую энергию, что, например, при разности дельт (dTср – dTп) = [10] °C, составит 8–12% «поощрения» в деньгах.

    К методам государственного  управления эффективностью централизованного теплоснабжения следует отнести:

        1. Система показателей энергоэффективности.
        2. Стимулирующие тарифы.
        3. Стимулирующая система ценообразования:
          1. Справедливая цена на энергоресурсы.
        4. Нормы, стимулирующие энергоэффективность.
        5. Стимулирующее налогообложение:
          1. Налог на «неверные» технологии.
          2. Налог на неэффективное потребление энергии.
        6. Система учета потребления энергоресурсов.
        7. Фонды энергосбережения:
          1. Финансирование от стимулирующего налогообложения.
          2. Инвестирование в энергоэффективность.
          3. Контроллинг соблюдения показателей энергоэффективности.

    Рассмотрев первые два метода, предлагаю вашему вниманию проанализировать вопрос ценообразования.

    Общепризнанно, что наибольшая экономическая эффективность достигается в условиях действия конкурентного рыночного механизма. Цель государства в рыночной экономике —создавать условия свободного функционирования рынка: конкуренция должна обеспечиваться — везде, где возможно, а регулирующее воздействие государства — везде, где необходимо. При этом, создавая механизмы воздействия, государство должно находить критерии, по которым следует объективно оценивать эффективность работы «регулируемого» предприятия (монополиста).

    Одна из функций, выполняемых рынком, заключается в объективном сравнении товаров разных производителей (через здоровые интересы покупателей) и покупке товара у того, кто предлагает более низкую цену (при сопоставимом качестве). Как правило, такой производитель и является наиболее эффективным. То есть рынок сравнивает эффективность разных производителей, а при равных количественных и качественных показателях товара отдает предпочтение товару, более доступному по цене. Задача государства в таком случае контролировать достаточность конкуренции на рынке, создать стройные правила по объективному количественному учету/измерению товара и правила (требования) по качественным характеристикам товара. При выполнении государством этих функций возникает цивилизованный рынок, на котором выигрывает оптимальный и эффективный производитель.

    На монополистическом рынке (наш случай — производство тепловой энергии) покупатель не может выбирать поставщика товара, а в существующей ситуации конечный потребитель (владелец квартиры) зачастую не может прямо влиять и на количество потребленного товара. Государство обязано создать условия для появления у покупателя возможности приобретать столько товара, сколько ему нужно, а не столько, сколько его хочет продать поставщик. Безусловно, государство должно создать условия появления инструмента, позволяющего устанавливать справедливую цену на товар, произведенный монополистом. Такой инструмент может стать объективным, только если созданы условия, при которых монополист будет заинтересован снижать свои затраты (стоимость топлива, фонд оплаты труда, накладные расходы и пр.). Мотив снижать издержки/затраты возникнет у монополиста только при условии сохранения у него дополнительной прибыли, получаемой в результате оптимизации своих затрат.

    Государственный контроль цен, их регулирование выполняются для ограничения негативных последствий монополистической деятельности. И целью государства при контролировании ценообразования товара, произведенного монополистом, является предоставление обществу товара или услуги по справедливой цене, а не сам контроль прибыли монополиста и/или себестоимости его работ. Ограничивая монополисту прибыль, государство делает как минимум две ошибки: снижает инвестиционную привлекательность монополиста и уменьшает его возможную инновационную деятельность.

    Контролируя расходы и ограничивая прибыль монополиста, государство вообще-то совершает еще и третью ошибку — этим оно стимулирует рост затрат у монополиста. Естественное желание любого бизнеса получить максимальную прибыль, и если нельзя получить ее напрямую в компании-монополисте, всегда можно создать «ООО», которое оказывает услуги монополисту. Уверен, вы догадались, кому будет принадлежать такое «ООО» и по какой цене оно будет оказывать услуги монополисту. Подтверждением правоты выше изложенного является деятельность, которой сегодня в основном заняты экономические службы монополистов — они заняты собиранием доказательств, чтобы обосновать собственные затраты. А в компаниях, работающих на конкурентном рынке, экономические службы заняты поиском внутренних резервов к снижению затрат, повышению эффективности компании. Налицо перекос в существующей сегодня системе ценообразования на товар у монополиста.

    Ошибки проводимой сегодня государственной ценовой политики в части ограничения прибыли естественных монополий приводят к:

    • снижению инвестиционной привлекательности монополиста;

    • уменьшению инновационной деятельности монополиста;

    • заинтересованности монополиста в росте затрат.

    Повторюсь, зачем обществу в лице государства нужно контролировать монополистический бизнес — чтобы монополист поставлял товар по справедливой цене! При чем же тогда контроль прибыли или расходов монополиста, ведь цель другая? Если бы государство научилось определять справедливую цену на произведенный монополистом товар, то, заставив монополиста реализовывать товар по справедливой цене, не было бы необходимости тратить усилия на контроль его прибыли и затрат.

    Представим, что наше государство установило рекомендованную цену на товар, произведенный монополистом (установление рекомендательных цен по важнейшим видам продукции имеет место в некоторых странах, например, в США, Японии), например, рекомендованная правительством цена на тепловую энергию на 201_ год устанавливается в размере 1000 рублей за Гкал. При этом для тех теплоснабжающих организаций (назовем их эффективными монополистами), которые установят цену на тепловую энергию менее чем 950 рублей (более 5% снижения), не требуется показывать свою прибыль и обосновывать затраты. Те, кто пожелает установить цену от 950 до 1000 рублей (назовем их среднеэффективными монополистами), должны продекларировать свои затраты и прибыль, а государство может проверить обоснованность этих затрат и скорректировать цену, исходя из результатов проверки. Те же, кто захочет установить цену выше 1000 рублей (неэффективные монополисты), должны пройти процедуру, аналогичную сегодняшней, чтобы доказать обоснованность своих затрат и уровень прибыльности. Через год после введения подобного механизма, собрав статистику цен по стране, сложившуюся за предыдущий год, и рассчитав средневзвешенную цену, можно утверждать ее как рекомендованную цену на следующий год.

    Предлагаемый механизм ценообразования имеет конкретные достоинства: он снижает администрирование (не нужно контролировать ту группу монополистов, которые назначат цену за тепловую энергию ниже рекомендованной), позволяет эффективному монополисту получать большую прибыль — стимулирует его повышать свою эффективность.

    Почему подобные простые и эффективные механизмы до сих пор не возникли в современной России? Причина кроется в том, что при подготовке методик по определению цен на монополистические товары государство в качестве экспертов в основном привлекает самих монополистов и их сотрудников (по привычке со времен СССР). А менеджмент всегда заинтересован в росте затрат (собственных зарплат и т. д.), и понятно, что ограничивать себя «любимых» в возможностях менеджмент не заинтересован.

    Задача государства — создать такой механизм, при котором интересы собственников монополиста и общества совпадут (консенсус), механизм, при котором цены на тепловую энергию будут справедливыми, а отрасль станет эффективной.

    Любой менеджер, и государство в том числе, внедряя механизмы регулирования, заинтересован получить инструменты контроля, позволяющие ему держать руку на «пульсе». Таким инструментом должен стать набор экономических показателей конкретного монополиста.

    Например, если монополист просит утвердить цену за Гкал больше рекомендованной, но по всем экономическим показателям он относится к группе эффективных монополистов, а его неэффективность определяется только повышенным показателем затрат на топливо, то проверке достаточно подвергнуть только затраты на топливо.

    Массой примеров доказано: неэффективность любого предприятия/государства определяется не национальными особенностями и традициями народов, а умением менеджеров построить эффективное производство/государство. Без понимания, что такое эффективность конкретной отрасли, как ее измерять, какими методами/инструментами ею управлять, невозможно находить оптимальные управленческие решения и не следует рассчитывать на ожидаемые результаты.

    Всегда утверждаю, что игра получается такой, каковы ее правила. Если на футбольное поле вывести баскетболистов, предварительно объяснив им правила игры, то через некоторое время баскетболисты будут играть в футбол, может, не так хорошо, как профессиональные футболисты, но в футбол…, а кто станет пытаться играть в баскетбол (нарушать футбольные правила), будет удален с поля судьей.

    Убежден, отсутствие видимых результатов в вопросах повышения эффективности централизованного теплоснабжения в нашей стране не есть вина инженеров и менеджеров, работающих в отрасли. Причина кроется в правилах «игры» утвержденных властью. Что и как следует менять в правилах для повышения эффективности ЦТ, я подробно рассматривал в книге (1).

    Создавая правила, важно точно обозначить цели, которые должны быть достигнуты и создать инструментарий (систему показателей) для отслеживания движения к поставленным целям. И, разумеется, нужен рефери для удаления с поля игроков, нарушающих правила:

    1. Цели повышения эффективности систем централизованного теплоснабжения (ЦТ):

    1.1.       Получение справедливой цены на тепловую энергию (потребитель способен и готов платить, поставщик получает достаточно средств для ведения бизнеса).

    1.2.       Рациональное использование невозобновляемых природных ресурсов (снижение негативного влияния отрасли теплоснабжения на окружающую среду).

    1.3.       Достижение показателей эффективности использования ТЭ, сопоставимых с уровнем ведущих стран мира (дополнительный вопрос — в каких единицах будем измерять эффективность).

    Не менее важно изначально обозначить принципы, применяя которые планируется двигаться к поставленным целям:

    2. Принципы повышения эффективности систем ЦТ:

    2.1.       Баланс экономических интересов субъектов системы ЦТ (потребители/граждане, источники и сети ТЭ/хозяйствующие субъекты, местные органы власти).

    2.2.       Объективный (приборный) учет ТЭ от источника до конечного потребителя.

    2.3.       Система объективной статистики о показателях эффективности объектов, производящих, транспортирующих и потребляющих ТЭ.

    2.4.       Запретительные меры на использование неэффективных технологий и оборудования в системах теплоснабжения.

    2.5.       Стимулирование собственников объектов ЦТ к повышению энергоэффективности объектов.

    Существуют две принципиальные возможности управлять любыми процессами, в том числе энергоэффективностью и энергосбережением (рациональном использовании ресурсов):

    «сверху» — путем использования административного ресурса;

    «снизу» — путем организации экономических и правовых механизмов, создающих стимулы к эффективному и рациональному использованию ресурсов.

    На практике же, безусловно, необходим симбиоз между этими возможностями.

    Что сегодня мешает эффективно применять административный принцип управления системами ЦТ?

    Как минимум:

    — отсутствие простых и понятных управленцам/администраторам критериев (показателей) эффективности производства, транспортирования и потребления ТЭ;

    — отсутствие стройных нормативов эффективности производства, транспортирования и потребления ТЭ.

    Что сегодня мешает эффективно применять второй принцип управления?

    Как минимум:

    — отсутствие у собственников объектов/элементов систем ЦТ мотивов к повышению их эффективности (даже само понятие — эффективность системы централизованного теплоснабжения — четко не сформулировано и не раскрыто);

    — сложность и разбалансированность правил (норм) в отрасли крайне усложняет возможность проведения мероприятий по повышению эффективности по инициативе собственников объектов ЦТ;

    — отсутствие образовательных программ по энергоэффективности и управлению, направленных на специалистов разных уровней, включая простых граждан.

    Убежден, не существует таких сложных проблем, которые не имеют простых решений.

    Повторюсь, управлять процессом можно и нужно через применение запретительных норм (делай, как я сказал). Такими нормами являются прямые требования, содержащиеся в нормативных актах соответствующего уровня (технические регламенты и т. д.).
    3. Стандартизация:

    3.1.       Бытовое и промышленное оборудование для производства, транспортирования и потребления ТЭ должно быть соответствующим образом стандартизировано и промаркировано (при реализации данного мероприятия необходимо соблюсти гармонизацию с нормами, принятыми в ЕС, желательно путем аутентичного перевода соответствующих стандартов).

    4. Нормы (нормативы) энергоэффективности производства, транспортирования и потребления ТЭ:
    4.1.       Должны быть установлены предельные значения нормативных показателей энергоэффективности производства, транспортирования и потребления ТЭ.

    4.2.       Должен быть создан механизм, подвигающий собственника к модернизации оборудования, превышающего нормативные показатели энергоэффективности.
    5. Должны быть утверждены нормативы экономической эффективности предприятий, производящих и транспортирующих ТЭ, я предлагаю следующим образом:

    5.1.       Доля топлива в цене ТЭ.

    5.2.       Доля электрической энергии в цене ТЭ.

    5.3.       Доля ФОТ в цене ТЭ.

    5.4.       Доля налогов в цене ТЭ.

    5.5.       Доля прибыли в цене ТЭ.

    5.6.       Количество ТЭ, выработанной (транспортированной) на одного сотрудника за год.

    5.7.       Средняя зарплата сотрудников компании, производящей/транспортирующей ТЭ.

    Эффективным методом управления является прямое финансирование мероприятий по повышению энергоэффективности за счет бюджетов. За счет средств бюджетов разных уровней могут стимулироваться мероприятия по повышению энергоэффективности и на объектах, не принадлежащих соответствующему государственному образованию. Чтобы такое финансирование было эффективным (все мы знаем, какова у нас сегодня эффективность вложения бюджетных средств) и не мешало конкуренции на рынке оборудования и услуг, необходимо соответствующим законодательным органом утвердить «Перечень мероприятий и оборудования для софинансирования из бюджета». Перечень должен представлять собой список мероприятий и/или оборудования, подлежащих софинансированию из бюджета (установка счетчиков тепла или замена старых окон, внедрение систем рекуперации воздуха и т. д.), а также список категорий лиц, имеющих право на частичную компенсацию затрат из бюджетных средств. В соответствующем бюджете следует предусмотреть статью расходов на каждое мероприятие и выделить определенные средства на следующий бюджетный период. Необходимо определить уровень участия бюджетными средствами для стимулирования по каждому мероприятию. В любом случае уровень (доля) стимулирования не должна превышать 50% от стоимости мероприятия. Лицо, имеющее право на компенсацию, выполняет мероприятие за собственные средства и предоставляет в уполномоченный орган документы, подтверждающие затраты, после чего лицу должны быть перечислены из бюджета деньги на лицевой счет. Если выделенные по статье на этот бюджетный период средства закончатся, лицо имеет право на получение денег в следующем бюджетном периоде, но уже в размере стимулирования, определенном на следующий бюджетный период.

    По вопросу административного регулирования хочу привести яркий пример — в Финляндии почти 50% теплоснабжения централизовано и при этом нет специального законодательства в области ЦТ, т. е. можно эффективно управлять отраслью, даже не имея федерального специального законодательства.

    Крайне необходимо законодательно создать возможность гражданам и юридическим лицам, заинтересованным в проведении мероприятий по повышению энергоэффективности, оперативно «выигрывать» споры у лиц, не заинтересованных в проведении подобных мероприятий.

    Очень действенным инструментом управления отраслями экономики является налогообложение. В Финляндии существует налог на производство ТЭ из ископаемых видов топлива. Этот налог снижается на 50%, если выработка ТЭ происходит на тепловых электростанциях (комбинированная выработка), и налог обнуляется, если на станциях используется биотопливо. Поэтому большинство котельных модернизируются в ТЭЦ и переходят на возобновляемое топливо.

    В Соединенных Штатах Америки потребитель энергоресурсов жестко «стимулируется» к энергоэффективному хозяйствованию. Потребитель либо выполняет требования соответствия нормативным показателям по энергоэффективности, либо платит штрафы. Согласно федеральному закону в США существует структура агентств по энергосбережению, разрабатываются программы финансирования и поощрения энергоэффективности. Каждый потребитель, не соответствующий требованиям энергоэффективности, обязан разработать и согласовать с агентствами план повышения эффективности использования предоставляемых ему энергоресурсов.

    Не менее жестко вопросы энергоэффективности регулируются и на уровне Евросоюза. Энергосбережение вменяется в обязанность поставщикам энергоресурсов. Каждый потребитель должен иметь план использования энергоресурсов, согласованный уполномоченным органом. А если план не принят по причине неэффективного использования энергоресурсов, то потребитель будет платить налог в 10% от стоимости энергоресурса. Налог будет ежегодно возрастать на 10%, а по истечении 3 лет потребитель может быть совсем отключен от энергоснабжения. Кстати, этот специальный налог используется для формирования фонда, из которого финансируются мероприятия по повышению энергоэффективности.

    Крупные строительные компании обязаны ежегодно спроектировать и построить одно здание с повышенными показателями энергоэффективности в качестве пилотного образца.

    На основе законов выделяются средства для льготного кредитования и софинансирования малого и среднего бизнеса, производящего энергию на нетрадиционных видах топлива (ветер, солнце и др.).

    В штате Массачусетс фонд финансирования энергосберегающих проектов формируется всеми потребителями энергоресурсов за счет специального налога на потребляемые энергоресурсы.

    Производители и поставщики энергии обязаны поставить потребителям определенный процент энергии, произведенной на возобновляемых источниках энергии.

    Еще одна причина существования неэффективных систем ЦТ заключается в том, что потребители в нашей стране — заложники существующих правил, у них нет возможности отказаться от приобретения ТЭ по не устраивающей их цене.

    Пример: в г. Малоярославец четырехтрубное централизованное теплоснабжение, ГВС поставляется в многоквартирные дома (МКД) по трубам, отдельным от отопления. Напомню: в одном м3 ГВС ~ 0,05 Гкал.

    Цены (2015 г.): ГВС м3 = 138,00 ₽; ХВС м3 = 19,20 ₽; ЦТ Гкал = 1835,00 ₽; кВт*ч = 3,66 ₽; м3  (газ) = 5,40 ₽.

    Если бы ГВС делали с помощью индивидуального теплового пункта (ИТП,) расположенного в МКД, то цена составила бы — 0,05 * 1835,00 + 19,20 = 100,95 ₽ (цена при сложении цены ТЭ и ХВС), если греть воду от ЦТ.

    Если бы ГВС делали при помощи электрического «чайника», то цена составила бы — 1163 * 0,05 * 3,66 + 19,20 = 232,03 ₽, если греть воду электрическим водонагревателем.

    Газ — 110 * 0,05 * 5,40 + 19,20 = 48,90 ₽, если греть воду газовым водонагревателем.

    Из этих расчетов следует вывод: цена за м3 горячей воды не должна превышать 80,00 ₽, потому что экономически выгоднее отключить централизованное ГВС и установить в квартире газовый водонагреватель (с учетом амортизации водонагревателя).

    Возникают вопросы:

    — Мы предоставим право/возможность гражданам получать коммунальный ресурс за меньшую цену?

    — Мы разрешим конкуренцию между источниками коммунальных ресурсов/услуг там, где это возможно?

    Нельзя сэкономить то, что не учтено. Крайне важно создать стройную и прозрачную систему учета ТЭ.

    Энергоэффективность это процесс, требующий наличия объективной информации для управления им. Не имея объективной информации, мы не можем рассчитывать на эффективное управление процессом. Иными словами, нужен объективный учет параметров потребления, транспортирования и производства энергоресурсов на основе измерений (показаний приборов), для этого нужны стройные правила по организации такого учета. Отсутствие учета по определению обрекает процессы управления энергоэффективностью на неудачу.

    Проблема организации объективного учета тепловых ресурсов настолько сложна, что я посвятил ей книгу. Специалисты, которых глубоко интересует эта проблема, могут ее прочесть (2). Попытаюсь коротко изложить решение задачи учета в пределах этой статьи.
    6. Сформулируем цели учета:

    6.1.       Создание условий выполнения требований российских законов для совершения товарно-денежных операций по продаже-покупке энергоресурсов.

    6.2.        Создание условий для оптимального потребления энергоресурсов (это и есть так называемая экономия), другими словами, стимулирование более рационального использования энергоресурсов.

    6.3.       Создание условий для достижения социальной справедливости (при приборном учете каждый платит только за те энергоресурсы, которые он потребил, и это справедливо).

    Следует отметить главную характеристику учета — объективность. Именно «объективным», лишенным субъективной составляющей, не зависящим от конкретного человека и в основе своей приборным, должен быть учет.

    Обязательно необходимо разделять понятия «учет» и «измерение». Приборы (счетчики) выполняют измерения физических величин, а учетом следует назвать процедуру, которая обеспечивает подготовку платежных требований на основе измеренного количества и качества ресурсов (в нашем случае ТЭ). В процедуре учета в целях получения баланса (для отдельных зданий) приходится начислять дополнительное количество ресурса (небаланс), отнесенного на потребление для нужд общего имущества и распределенного между потребителями пропорционально общедолевой собственности, на основе утвержденной методики.

    Баланс — расчетная процедура, позволяющая уравнять количество ресурса, измеренного (учтенного) при производстве или на вводе куста, с суммой ресурсов, измеренных (учтенных) у потребителей на кусте за рассматриваемый период, путем применения коэффициентов. Баланс желательно рассчитывать на основании методик, согласованных (утвержденных) органами Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии РФ. Баланс является инструментом, позволяющим подтвердить добротность измерений приборами на узлах учета/измерений, а во многих случаях позволяет выявить утечки и несанкционированные подключения.

    Измерение — это процедура определения количества потребленных ресурсов путем применения средств измерений (СИ) и (или) методик выполнения измерений (МИ) в соответствии с Федеральным законом «Об обеспечении единства измерений» от 26.06.2008 г. № 102-ФЗ. Зачастую при отсутствии приборов или их выходе из строя используется процедура, которую следует называть «расчет потребленного ресурса». Это математическая процедура по определению количества потребленного ресурса на основе предположений. Предвижу замечания оппонентов: «Каких предположений? Ведь есть нормы сопротивления теплопередаче, таблицы энтальпии и т. д. И все это совсем не предположения». Здесь под предположением следует понимать то, что мы предполагаем соответствие конкретного объекта (здания, стены, окна) этим довольно точным и корректным нормам и таблицам. Далее будем придерживаться этой, на мой взгляд, более корректной терминологии. Кстати, логичнее общепринятое название «узел учета» называть «узлом измерений», так как СИ, смонтированные на узле, выполняют только измерения.

    27.12.2002 года был принят Федеральный закон «О техническом регулировании» № 184-ФЗ, и в нем предусмотрено предупреждение действий, вводящих в заблуждение приобретателей. По моему мнению, вопросы организации учета и использование счетчиков подпадают под действие ст. 6.1 данного закона:

    — предупреждение действий, вводящих в заблуждение приобретателей, в том числе потребителей;

    — обеспечение энергетической эффективности и ресурсосбережения.

    Постановление Правительства Российской Федерации «Правила коммерческого учета тепловой энергии, теплоносителя» от 18.11.2013 г. № 1034 содержит требование, чтобы приборы для учета тепла были сертифицированы. В нем не сказано, какому стандарту (техническому регламенту) они должны соответствовать. Появление этих новых правил учета практически ничего нового в правовое поле применения приборов учета не внесло, а в определенной мере даже ухудшило положение с организацией приборного учета тепла, как минимум усложнило процедуру организации учета, следовательно — учет стал дороже. Необходимо четко обозначить, каким стандартам или техрегламентам должны соответствовать счетчики, предназначенные для организации учета.

    Необходимо также рассмотреть проблему манипуляций с метрологическими характеристиками приборов. Достаточно набрать в поисковике «магнит для…», и он услужливо продолжит «…остановки счетчика». Уровень манипуляций с показаниями счетчиков, а прямо говоря, мошенничеством — зашкаливает. Проблему можно решить, если определить, каким стандартам должны соответствовать приборы в обязательном порядке. Возможны послабления для счетчиков, установленных в местах общего пользования, но если счетчик установлен в квартире, то, безусловно, такой прибор должен быть максимально защищен от возможности манипуляций с его показаниями.

    За манипуляции с показаниями приборов учета должно быть предусмотрено действенное наказание, вплоть до уголовной ответственности, ведь если называть вещи своими именами, манипуляции с показаниями — это просто воровство.

    В основе организации учета должны лежать показания приборов учета, а всю полноту ответственности за корректную работу приборов следует возложить на их производителей, разумеется, при условии безусловного выполнения требований производителя к монтажу и эксплуатации приборов. Обман и манипуляции с показаниями приборов учета — массовое явление. В одном случае изменение показаний приборов выгодно потребителю, в другом — поставщику энергоресурсов, в третьем — монтажной организации. Бывает, что это выгодно и производителю приборов (знаю случаи, когда производитель прибора использовал возможность манипуляции с его показаниями как аргумент маркетинга).

    Поясню, почему я предлагаю возложить ответственность за организацию учета именно на производителя прибора.

    1.            Производитель приборов — единственный участник, который может обмануть всех, в том числе и так называемую независимую сторону — контролеров системы государственного надзора за СИ.

    2.            Возложив ответственность на производителя, мы (общество) получаем союзника в деле объективного учета. Зная о своей ответственности (производителю может быть предъявлен судебный иск за «кривые» измерения), производитель вынужден будет защитить себя. А механизм защиты фактически только один — изготавливать более качественные (метрологически) приборы, выпускать более качественную документацию на приборы (для монтажа и эксплуатации) и повысить требования со своей стороны к организациям, монтирующим и эксплуатирующим произведенные им приборы. Производитель счетчиков придумает, как защитить счетчик от возможных манипуляций или, по крайней мере, создаст механизмы, позволяющие увидеть попытки манипуляций с показаниями приборов.

    3.            Роль государственных и других независимых экспертов в этом случае будет сведена только к экспертизе в спорных случаях.

    Таким образом, мы получим саморегулируемый механизм, позволяющий получать более достоверный (объективный) учет.

    Существует ошибочное мнение, что прибор (средство измерения) показывает действительное (истинное) значение физического параметра измеряемой среды, будь то температура, давление или расход. В действительности, получая результат измерений, мы можем говорить только о пределах погрешности, с которой измерена физическая величина. То есть, указывая значение результата измерений, мы подразумеваем, что некоторый % нам не известен (не определен).

    Можно сказать проще: «Метрология — это когда мы договорились одинаково ошибаться». Отсюда следует вывод: измерять надо не как можно точнее, а с той погрешностью (неопределенностью), о которой мы договорились. К примеру, было время, когда нас устраивали квартирные счетчики электрической энергии с погрешностью 4%. Сегодня правила, действующие в РФ, требуют уже погрешность 2%. Это произошло потому, что научились делать примерно за ту же цену более точные счетчики. Кстати сказать, точность измерений — не самоцель. При организации учета всегда следует помнить, что организация учета должна быть экономически целесообразна, а целью учета, повторю, является объективность определения количества товара при совершении сделок купли-продажи.

    Когда появились очень прогрессивные для своего времени правила учета тепловой энергии (Правила учета тепловой энергии и теплоносителя, утвержденные Приказом Минтопэнерго РФ от 12.09.1995 г. № Вк-4936), в стране начался бум по установке счетчиков тепла. Но бизнесмены, которые устанавливали и производили счетчики, стали злоупотреблять теми возможностями, которые предоставили им правила. Начали устанавливать счетчики под лозунгом: установите счетчик и будете платить за тепло на 40% меньше. Но ведь понятно, что счетчик — не средство экономии. Многие бизнесмены просто устанавливали приборы без предоплаты, оплата по договору производилась за счет прибыли, которую должен получить потребитель в результате экономии, обещанной при установке счетчика. Так бизнесмены стали заложниками своей политики, и в случаях, когда счетчики начинали показывать большие значения величин, чем хотелось, стали их подкручивать и подстраивать, чтобы получать «экономию». Дальше — больше, освоили выпуск счетчиков, которые были «обучены» в автоматическом режиме показывать не столько, сколько измерили, а столько, «сколько надо».

    Со временем специалисты теплоснабжающих предприятий поднаторели и стали понимать, что их тепловые сети просто обкрадывают с помощью таких приборов. Мириться с тем, что отдельные, причем весьма известные и успешные, приборостроители создали систему, при которой теплоснабжающие организации несли потери, последние, конечно, не захотели и, в свою очередь, стали придумывать различные способы, как этому узаконенному воровству помешать.

    Все это происходило потому, что правила учета не выполняли необходимых функций, не соответствовали целям учета.

    Главное, уяснить — зачем вообще нужны правила. Правила нужны не для того, чтобы указывать каждой из сторон, что и как нужно делать, для этого есть инструкции производителей приборов. В правилах должно быть определено, какую ответственность несут стороны за нарушения и препятствия организации учета, кто и как наказывает за нарушения правил. Нужны такие правила учета тепловой энергии, по которым можно будет договариваться по возникающим разногласиям, а в случае недоговоренности быстро и неотвратимо должно наступить наказание стороны, использующей свои административные и другие ресурсы, действующей в ущерб целям учета ресурсов.

    Организация приборного учета имеет важнейшее значение для эффективного использования тепловой энергии в масштабах страны. Попытки создать сбалансированное правовое поле для массовой объективной организации приборного учета предпринимались и предпринимаются регулярно, но, к сожалению (как всегда) не приводят к желаемому результату.

    Происходит это по следующим причинам: не сформулированы цели организации учета энергетических ресурсов, не определены показатели, которые отражают продвижение к целям, не созданы механизмы мотивации субъектов, принимающих решения по установке и надлежащей эксплуатации приборов, не распределена ответственность между субъектами, не определены и не практикуются санкции к субъектам, препятствующим внедрению приборного учета или мошенничающим с показаниями приборов учета.

    Склоняюсь к мысли, что комплексное решение задачи по учету энергоресурсов, возможно только в рамках принятия отдельного нормативного акта уровня федерального закона, посвященного организации учета коммунальных и энергетических ресурсов, или путем соответствующей доработки ФЗ № 261 «Об энергосбережении…».

    P.S.

    Основная проблема, не позволяющая системно решать задачи повышения эффективности систем ЦТ в стране, кроется в отсутствии стройных правил производства, транспортирования и потребления ТЭ в постоянном их изменении в угоду отдельным субъектам, преследующим свои сиюминутные интересы.

    Подробнее с моими работами по вопросам повышения эффективности централизованного теплоснабжения можно познакомиться на моем сайте www.kuznik.ru

     

    Литература

    1.            Кузник И..В. Централизованное теплоснабжение. Проектируем эффективность. — М.: Издательский дом МЭИ. — 2008.

    2.            Кузник И. В. Российское теплоснабжение. Учет и эксплуатация. — М.: Издательский дом МЭИ. — 2006.

    Скачать статью в pdf-формате: Методы повышения эффективности централизованных систем теплоснабжения